The woman clothed with the sun
  Home  
Holy Scripture     ru     en  
       
 
 
Main
+ Categories
+ Apparitions
La Salette
Fatima
Beauraing
Heede
Garabandal
Zeitun
Akita
Melleray
Medjugorje
History
Apostasy
Communism
1000 years
Bible
Theotokos
Commentary
Prayer
Rosary
Theosis
Heart
Sacrifice
Church
Society
Nature
Personalities
Texts
Articles
Directory
References
Bibliography
email
 
Word against the Son of man Category: Apostasy XXI Century. Great Persecution

Abomination of desolation
In the works of Vladimir Solovyov

9 Then shall they deliver you up to be afflicted, and shall kill you: and ye shall be hated of all nations for my name's sake. Mat 10:17. Mar 13:9. Luk 21:12. Jhn 15:20.
10 And then shall many be offended, and shall betray one another, and shall hate one another.
11 And many false prophets shall rise, and shall deceive many.
12 And because iniquity shall abound, the love of many shall wax cold.
13 But he that shall endure unto the end, the same shall be saved.
14 And this gospel of the kingdom shall be preached in all the world for a witness unto all nations; and then shall the end come.
15 When ye therefore shall see the abomination of desolation, (τὸ βδέλυγμα τῆς ἐρημώσεως), spoken of by Daniel the prophet, stand in the holy place, (whoso readeth, let him understand:) Dan 9:27. Mar 13:14. Luk 21:20.
16 Then let them which be in Judaea flee into the mountains:
17 Let him which is on the housetop not come down to take any thing out of his house:
18 Neither let him which is in the field return back to take his clothes.

1 And it came to pass, when Solomon had finished the building of the house of the LORD, and the king's house, and all Solomon's desire which he was pleased to do, 1Ch 7:11.
2 That the LORD appeared to Solomon the second time, as he had appeared unto him at Gibeon. 1Ki 3:5. 1Ki 11:9.

6 But if ye shall at all turn from following me, ye or your children, and will not keep my commandments and my statutes which I have set before you, but go and serve other gods, and worship them:
7 Then will I cut off Israel out of the land which I have given them; and this house, which I have hallowed for my name, will I cast out of my sight; and Israel shall be a proverb and a byword among all people:
8 And at this house, which is high, every one that passeth by it shall be astonished, and shall hiss; and they shall say, Why hath the LORD done thus unto this land, and to this house? Deu 29:24. Jer 22:8.
9 And they shall answer, Because they forsook the LORD their God, who brought forth their fathers out of the land of Egypt, and have taken hold upon other gods, and have worshipped them, and served them: therefore hath the LORD brought upon them all this evil.

Contemporary religion represents a very pitiful thing

Contemporary religion represents a very pitiful thing: properly speaking, religion as the dominating principle, as the center of spiritual attraction, does not exist today…

Some people like music and others do not.

… I say that those who at the present time refuse religion are right, because religion appears in reality not what it ought to be.

Religion, speaking generally and abstractly, is the connection of man and the world with the unconditional beginning, which is the focus of all that exists. … If we admit the existence of such an unconditional centre, then all points on the circle of life must be linked to that centre, then all points on the circle of life must be linked to that centre with equal radii. It is only then that unity, wholeness, and accord appear in the life and consciousness of man. It is only then that all his deeds and sufferings in life, great or small, are transmitted into intelligent, inwardly necessary events from a state of aimless and senseless phenomena. It is quite certain that such all-embracing, central importance must belong to religious principle, once it is admitted at all; and it is equally indubitable that in reality, for the contemporary civilized humanity, even for that part of it which recognizes the religious principle, religion does not posess this all-embracing and central importance. Instead of being all in all, it hides in a very small and remote corner of our inner world, and appears as one of a multitude of the different interesta which divide our attention.

Contemporary religion represents a very pitiful thing: properly speaking, religion as the dominating principle, as the center of spiritual attraction, does not exist today; instead, the is the so-called religiosity as a personal mood, a personal taste: some people have this taste, others do not, just as some people like music and others do not.

In the absence of the unconditional centring [of all interests in religion] we have as many relative, temporary centers of life and consciousness as we have different requirements and interests, tasts and inclinations, opinions and points of view.

It would be superfluous to dwell upon the mental and moral discord and the lack of principle, at prevailent in the realm of society as well as in the minds and hearts of the individuals, for that fact is too well known to anyone at all introspective or observant.

Языческие начала жизни под христианским именем

При Константине Великом явился небывалый прежде тип христиан притворных, лицемеров.

Позднéе язычество было запрещено законом и, кроме разбросанной горсти полутерпимых евреев, всякий подданный греко-римской империи принудительно обязывался быть христианином под страхом тяжких уголовных наказаний.

С этой стороны прекращение гонений и официальное признание новой религии сначала полноправною, а потом и господствующей произвело в самом деле важную перемену к худшему. При Константине Великом и при Констанции к христианству привалили языческие массы не по убеждению, а по рабскому подражанию или корыстному расчету. Явился небывалый прежде тип христиан притворных, лицемеров. Он еще более размножился, когда при Феодосии, а окончательно при Юстиниане язычество было запрещено законом и, кроме разбросанной горсти полутерпимых евреев, всякий подданный греко-римской империи принудительно обязывался быть христианином под страхом тяжких уголовных наказаний. Разумеется, между образовавшимся таким образом типом христиан поневоле, из-под палки и оставшимся типом настоящих христиан, по глубокому убеждению образовалось множество переходных оттенков поверхностного и равнодушного христианства. Но все это без всякого различия было прикрыто общей организациею внешней церкви, в которой все категории внутреннего достоинства стерлись и смешались. Прежнее действительно христианское общество расплылось и растворилось в христианской по имени, а на деле — языческой громаде. Преобладающее большинство поверхностных, христиан не только фактически сохранило языческие начала жизни под христианским именем, но всячески старалось — частью инстинктивно, а частью и сознательно — утвердить рядом с христианством, узаконить и увековечить старый языческий порядок, принципиально исключая задачу его внутреннего обновления в духе Христовом. Тут-то и положена была первая основа того христианско-языческого компромисса, который определил собою средневековое миросозерцание и жизнь.

Владимир Соловьев
Об упадке средневекового миросозерцания
19 октября 1891 года

Христианско-языческий компромисс — это когда жизнь остается по-прежнему языческою, мирское царство остается мирским, а Царство Божие, будучи не от мира сего, остается вне мира, как простой придаток к мирскому царству.

Но когда языческий мир принял христианство, дело шло не о фактическом компромиссе, который был и без того, а о принципиальном. Большинство новообращенных хотело, чтобы все оставалось по-старому. Они признавали истину христианства как внешнего факта и вошли с ним в некоторые внешние формальные отношения, но лишь с тем, чтобы их жизнь оставалась по-прежнему языческою, чтобы мирское царство оставалось мирским, а Царство Божие, будучи не от мира сего, оставалось бы и вне мира, без всякого жизненного влияния на него, т.е. оставалось бы как бесполезное украшение, как простой придаток к мирскому царству.

Владимир Соловьев
Об упадке средневекового миросозерцания
19 октября 1891 года

В Византии было больше богословов, чем христиан.

В Византии было больше богословов, чем христиан. Истинные же христиане, для которых была невыносима антихристианская жизнь общества, которые не могли быть христианами в церкви и язычниками в цирке, — такие цельные люди должны были уходить из общества, бежать от мира в монастыри и пустыни. Это были лучшие люди того времени, и монашество было расцветом восточного христианства.

Владимир Соловьев
Великий спор и христианская политика
1883 год

Пророчество умолкает и пророков сменяют книжники

При помощи персидского царя закон Моисея становится в Иерусалиме законом государственным: его нарушение есть не только грех, но и преступление, влекущее за собой уголовную кару (1 Езд. 7:26).

После Ездры и Неемии пророчество вскоре умолкает; пророков сменяют книжники, и идеал национального царства временно уступает место идеалу теократического строя, который дисциплинирует религиозную жизнь Израиля. Закон, который принес Ездра из Вавилона, тот закон, который отчасти предносился уже духовным очам Иезекииля, тора священников и левитов заменяет собою живого судию, национального князя, помазанника из рода Давида. [Иезекииль, как мы видели выше (стр. 225), еще говорит о «князе» из дома Давида (характерно определение его религиозных функций в теократическом государстве Иез. 45:13–17).] «Помазанником», облеченным в пурпур и тиару, является первосвященник, наряду с которым не остается места для национального царя. Первосвященник представляет народ и носит на наплечниках своих камни с именами 12 колен Израилевых.

Артаксеркс дает свою санкцию закону Моисея; таким образом, при помощи персидского царя закон Моисея, принесенный книжниками, становится в Иерусалиме законом государственным: его нарушение есть не только грех, но и преступление, влекущее за собой уголовную кару (1 Езд. 7:26). В этом законе и в той иерократии, с которой он связан, уже нет места для мессианического царя в прежнем политическом смысле. Идеал национального царства лежит не в будущем, а в прошедшем. В настоящем царство Бога Израилева в Его народе есть духовное царство, осуществляющееся посредством организации священства и посредством закона этого священства. Верховная светская власть надолго переходит к язычникам, и, поскольку народ добивается относительной автономии, эта власть сосредоточивается в руках священников и книжников.

Трубецкой Сергей Николаевич
Учение о Логосе в его истории

See also

Links

Bibliography

       
     
        For this research to continue
please support us.
       
       
       
Contact information     © 2012—2021    1260.org     Disclaimer