Жена, облеченная в солнце
  Home  
Свящ. Писание     ru     en  
       
 
 
Главная
+ Категории
+ Явления
Ла-Салетт
Фатима
Борен
Хеде
Гарабандал
Зейтун
Акита
Меллерей
Меджугорье
История
Апостасия
Коммунизм
1000 лет
Библия
Богородица
Толкования
Молитва
Розарий
Обожение
Сердце
Жертва
Церковь
Общество
Природа
Персоналии
Тексты
Статьи
Указатель
Ссылки
Литература
email
 
Соловьев. Семья Церковь. Домашняя Церковь Розарий. Евхаристическая молитва

Домашняя Церковь. Семья
По работам прот. Сергия Булгакова

Твой Творец есть супруг твой; Господь Саваоф — имя Его; и Искупитель твой — Святый Израилев: Богом всей земли назовется Он.

4 Не бойся, ибо не будешь постыжена; не смущайся, ибо не будешь в поругании: ты забудешь посрамление юности твоей и не будешь более вспоминать о бесславии вдовства твоего. Зах 8, 15.
5 Ибо твой Творец есть супруг твой; Господь Саваоф - имя Его; и Искупитель твой - Святый Израилев: Богом всей земли назовется Он. Лк 1, 31-32.
6 Ибо как жену, оставленную и скорбящую духом, призывает тебя Господь, и как жену юности, которая была отвержена, говорит Бог твой. Ис 62, 4.

Христос возлюбил Церковь и предал Себя за нее.

23 потому что муж есть глава жены, как и Христос глава Церкви, и Он же Спаситель тела. 1 Кор 11, 3. Еф 1, 22.
24
25 Мужья, любите своих жен, как и Христос возлюбил Церковь и предал Себя за нее, Гал 1, 4. Кол 3, 19.

Святой город Новый Иерусалим, приготовленный как невеста, украшенная для мужа своего.

2 И я, Иоанн, увидел святый город Иерусалим, новый, сходящий от Бога с неба, приготовленный как невеста, украшенная для мужа своего. Ис 52, 1. Ис 54, 5. 2 Кор 11, 2. Гал 4, 26. Евр 12, 22. Откр 3, 12.
3 И услышал я громкий голос с неба, говорящий: се, скиния Бога с человеками, и Он будет обитать с ними; они будут Его народом, и Сам Бог с ними будет Богом их. Лев 26, 12. Иез 43, 7.

Семья – малая домашняя церковь

Брак есть благодатное освящение естественного союза мужчины и женщины.

Брак есть благодатное освящение естественного союза мужчины и женщины для совместной христианской жизни и для деторождения. В браке, который совершается «во Христа и во Церковь», полагается основание малой домашней церкви, которою является семья.

Сергий Булгаков
Православие
Очерки учения Православной Церкви
О таинствах
Освящающая сила церкви

Человек создан Богом как многоипостасное существо – семья, как это явствует из благословения Божия: «Плодитесь и размножайтесь, и наполняйте землю» (Быт.1:28).

Человек создан Богом как не только двуединое существо – Адам и Ева, но и многоипостасное – семья, как это явствует из благословения Божия: «Плодитесь и множитесь и наполняйте землю». Это умножение ипостасей, по определению Божию, должно совершаться через сочетание полов: в чреслах первой человеческой пары находится начало единой цепи человеческих существ, связывающей их в одну семью. Сам родоначальник человечества Адам, отец всех, а в нем и Ева, мать всего живущего, – был рожден без семени земного отца. Он имел лишь Отца Небесного, хотя в нем самом уже заключалось семя всего человеческого рода. Матерью же он имел Землю. Подобно ему и Второй Адам, Который пришел в мир возродить павшее Адамово естество, истинный Сын Божий, также родился без земного отца, не от семени мужа. Он имеет и земную Мать, пренепорочную Приснодеву, славу Земли.

Духовные энергии и род

Индивиды не существуют вполне обособленно, но семьями, каждый человеческий лист прикрепляется к ветви, утверждающейся на общем стволе.

Духовные энергии наследственно задерживаются и накопляются, причем разные роды представляют собой как бы конденсаторы этих энергий.

В Богоматери достигается вершина человеческого восхождения в род ветхого Адама, поврежденного первородным грехом.

Индивиды не существуют вполне обособленно, но семьями, каждый человеческий лист прикрепляется к ветви, утверждающейся на общем стволе. Разные возможности, осуществляемые на общем фоне наследственности, выявляются в родах и поколениях, составляющихся из соответственных индивидов. … Духовные энергии наследственно задерживаются и накопляются, причем разные роды представляют собой как бы конденсаторы этих энергий. … в Библии уже с самого начала намечаются две возможности или два пути в единой семье Адама: Каин и Авель и затем Сиф, каиниты и потомки Сифа; далее избирается род Авраама, Исаака и Иакова, народ Божий, а в его составе колено Левино, отрасль священства, и колено Иуды, царская отрасль. Наконец, в этих коленах и в их особой наследственности выделяется избранный род, или же «родословная Иисуса Христа Спасителя», [«Надобно знать, что ни у евреев, ни в божественном Писании не было обычая вести родословную женщин, но был закон, чтобы ни одно колено не брало жен из другого колена (Числ. 36, 7). Иосиф же, происходя из колена Давидова и будучи праведен, не обручился бы противозаконно со Святой Девой, если бы Она не происходила из того же самого колена. Поэтому было достаточно показать происхождение одного Иосифа» (Иоанн Дамаскин, кн. IV, гл. 14).] которую нарочито излагают по разному евангелисты Матфей и Лука. В Богоматери достигается вершина человеческого восхождения в род ветхого Адама, поврежденного первородным грехом.

Сергий Булгаков
Купина неопалимая
II. Сила первородного греха для Богоматери

Родовое начало в любви

Согласно творческому определению Божию, род человеческий есть семья, многоипостасно-единоприродное многоединство, по образу Св. Троицы.

Следует в заключение остановится еще раз на родовом начале в любви. чего мы уже коснулись выше. Родовое начало, или родственное чувство, своим особым образом качествует любовь: как отцовскую, материнскую. сыновнюю, дочернюю, братскую, сестринскую, вообще родственную. Человек, как существо лично-родовое, ипостасно-природное, одинаково нуждается как в личном эросе и агапической любви, так и в родовой, природной. Здесь в отношении между личным и родовым началом в человеке существует род антиномии, поскольку личность, отрываясь от рода, стремится самоутвердиться в своей самости, а родовое начало усыпляет личность. Согласно творческому определению Божию, род человеческий есть семья, многоипостасно-единоприродное многоединство, по образу Св. Троицы. Безродный люциферический индивидуализм, в своем революционизме стремящийся оторваться от рода и предков, одинаково как и сонный, обезличивающий консерватизм рода, в своей односторонности одинаково противоречат образу Божию в человеке, в котором день личного самосознания нерасторжимо соединяется с ночью материнского лона. Это родовое начало подобно общему мускульному чувству своего собственного тела, о котором сказано: «никто никогда не ненавидит свою плоть, но питает и греет ее, как и Господь Церковь» (Еф. 5, 29). Оно есть любовь к своей плоти, не только личной, но и родовой. Родовое начало, которым качествуется личное, есть как бы сказуемое при подлежащем, самая жизнь личности в ее первоистинах. Заслуживает внимания исключительное значение, придаваемое роду и родословию как в Ветхом Завете1), который есть, ведь не что иное, как религия рода, именно избранного народа («Бог Авраама, Исаака, Иакова»), так и в Новом2).

Семейное и родовое чувство, коренящееся в связи крови, принадлежит и к любви духовной. Род и народ есть не только душевно-плотское, но и духовное начало, как творящая и творческая сила. Семья и род суть духовная реальность, которая опознается не только в жизни, но и в смерти, и, может быть, в последней даже более, чем в первой. В своей подлинности это начало содержит бытийственно-естественную благодать Св. Духа, почиющую на всякой первореальности. Но и в своем духовном осознании и преображении оно приемлет дар благодатной любви от Духа Св. Печать ее явно и засвидетельствованно лежит на благодатной любви духовных вождей и пророков Израиля к избранному народу («восприят Израиля, отрока Своего, помянути милости, якоже глагола ко отцем нашим, Аврааму и семени его до века», — песнь Богородицы, Лк. 1, 54-55). Но это же задание относительно духовно-благодатной любви к своему народу существует и для всех людей. Или мы можем отрицать, что любовь преп. Сергия к родителям, а также и к родине была лишена той духоносности, которая была ему свойственна? И неужели — дерзаем спрашивать далее — совершенно лишена благодати Св. Духа и наша собственная благодарная память и любовь к отшедшим, отцам и братьям нашим? Или безблагодатна любовь материнская? Достаточно лишь поставить эти вопросы, чтобы убедиться, что и этот особый своеобразный вид любви к предкам и роду («законы») страны, как это олицетворялось в сознании благочестивых язычников Сократа и Платона (Федон), приемлем, вернее, достоин приятия дара любви от Духа Св. Но этот образ любви одинаково отличается как отлично-эротической, так и соборно-агапической, в которых любящий исходит из себя, износит свой собственный центр в любимого и любимых. Здесь же любовь сосредоточивается на самом любящем, однако, не на его ипостаси, но на его природе, как роде, на его собственном бытии, однако в других и через других. В конкретности своего бытия каждый человек имеет свою природу, обладает человечностью не в абстрактном безразличии или в полноте, но в определенном образе или части, прикрепленной к целому, как ветвь к дереву или член к телу. Здесь часть динамически равна целому. Любовь к роду, подобно любви Божией к Своей природе, Софии, лична в любящем, но не лична в любимом, т.е. роде. Однако род этот предстоит перед любящим не только как бытие, природа, но и как совокупность личностей, в этой природе окачествованных, и, т.о., родовая любовь есть лично-природное начало. Она есть чувствилище человечества, а далее и богочеловечества в человеческой личности. В известном смысле родовое сознание даже глубже и существеннее в человеке, нежели личное.


    1) В Ветхом Завете мы имеем многократное сосредоточение внимания на родословии: Быт. I, 24-25, (р. Адама), X, 1-32 (р. сынов Ноевых), XI, 10, 27; XXV, 12, 13, 19; XXXVI, 1; Числ. I, 18; 2 Езд. CXII, 2-62; VIII, 1-14 (родословие вышедших из Вавилона); Неем. VII, 5-64. Характерно библейское выражение о смерти: «приложиться к народу своему» (Быт. 25, 8, 17; 35, 29; 49, 33; 49, 29; Числ. 20, 24; 27, 13; Втор. 32, 50; 4 Цар. 22, 20; 2 Пар. 34, 28).
    2) Здесь прежде всего надо отметить тот факт, что Евангелие (по Мф.) открывается «родословием Иисуса Христа, Сына Давидова, Сына Авраамова» (1, 1), и Господь неоднократно именуется Сыном Давидовым и приемлет это наименование, не говоря уже о Его основном и общем самоименовании Сын Человеческий. Он пребывал «в повиновении» (Лк. 2, 51) у Марии и Иосифа и не отрицался Своих родственников, «братьев и сестер», хотя и возводил это плотское свойство к свойству духовному (Лк. 8, 21). Следует далее вспомнить самосознание апостола Павла относительно его связи с Израилем (Рим. 10-11).

См. также

Ссылки

Литература

       
     
        Чтобы эти исследования продолжались,
пожалуйста, поддержите нас.
       
       
       
Контактная информация     © 2012—2022    1260.org     Отказ от ответственности