Жена, облеченная в солнце
  Home  
Свящ. Писание     ru     en  
       
 
 
Главная
+ Категории
+ Явления
Ла-Салетт
Фатима
Борен
Хеде
Гарабандал
Зейтун
Акита
Меллерей
Меджугорье
История
Апостасия
Коммунизм
1000 лет
Библия
Богородица
Толкования
Молитва
Розарий
Обожение
Сердце
Жертва
Церковь
Общество
Природа
Персоналии
Тексты
Статьи
Указатель
Ссылки
Литература
email
 
Соловьёв. Прогресс Категория: История Бердяев. Прогресс

История. Прогресс
По работам прот. Сергия Булгакова

Прогресс с точки зрения безрелигиозных мировоззрений есть в сущности своего рода грандиозное кровавое жертвоприношение.

Прогресс с точки зрения безрелигиозных мировоззрений есть в сущности своего рода грандиозное кровавое жертвоприношение, где люди должны играть роль «жертвенных животных» где жившие и живущие сейчас поколения обрекаются на смерть и бесследное исчезновение во имя «светлого будущего». При таком понимании «прогресса» живущие приносятся в жертву для неведомых, еще не родившихся поколений. Прогресс — в таком понимании — является пошлостью и жестокостью.

Теодицея для эволюционного миропонимания

… теория прогресса является для механического миропонимания теодицеей, без которой не может, очевидно, человек обойтись. Рядом с понятием эволюции, бесцельного и бессмысленного развития, создается понятие прогресса, эволюции телеологической, в которой причинность и постепенное раскрытие цели этой эволюции совпадают до полного отождествления,… Итак, оба учения — о механической эволюции и о прогрессе, — как бы они ни разнились по своим выводам, соединены между собою необходимой внутренней, если не логической, то психологической связью.

Теория прогресса как смысл эволюции, как тождество причинной закономерности и разумной целесообразности.

Первая и основная задача, которую ставит себе теория прогресса, состоит в том, чтобы показать, что история имеет смысл, и исторический процесс есть не только эволюция, но и прогресс. Она доказывает, следовательно, конечное тождество причинной закономерности и разумной целесообразности, является в этом смысле, как мы уже сказали, теодицеей. Она ставит себе, таким образом, целью раскрытие высшего разума, который является одновременно и трансцендентен и имманентен истории, раскрытие плана истории, ее цели, движения к этой цели и форм движения[1].


[1] «Бог не может быть только Богом геометрии и физики, Ему необходимо быть также Богом истории» (В. Соловьев. Понятие о Боге. В. Фил. и Пс., кн. 38, стр. 409). …

Достижение целостного знания

Наиболее понятна и бесспорна всеобщность потребности в положительном научном знании законов внешнего мира. … Мы наблюдаем в настоящее время беспримерное развитие точных знаний, которому, к тому же, не видится конца. Однако, как бы ни развивалось положительное знание, оно всегда останется ограниченным по своему объекту, — оно изучает только обрывки действительности, которая постоянно расширяется пред глазами ученого. Задача полного и законченного знания в мире опыта есть вообще неразрешимая и неверно поставленная задача. … Развитие положительной науки бесконечно, но эта бесконечность является и силой и слабостью положительного знания: силой в том смысле, что нет и не может быть указано границ опытной науке в ее поступательном движении, слабостью же в том смысле, что эта бесконечность движения обусловливается именно ее неспособностью окончательно разрешить свою задачу — дать целостное знание. … Так как, рассуждая чисто математически, в сравнении с бесконечностью теряют значение всякие конечные величины, как бы ни различались при этом их абсолютные размеры, то можно поэтому сказать, что в настоящее время положительная наука нисколько не ближе к задаче дать целостное знание, как была несколько веков тому назад или будет через несколько веков вперед.

Но человеку необходимо иметь целостное представление о мире, он не может согласиться ждать с удовлетворением этой потребности до тех пор, пока будущая наука даст достаточный материал для этой цели, ему необходимо также получить ответы и на некоторые вопросы, которые уже совершенно выходят за поле зрения положительной науки и не могут быть ею даже и сознаны.

Апостол Павел: “Вера же есть осуществление ожидаемого и уверенность в невидимом” (Евр. 11:1).

Основные положения религии являются вместе с тем и конечными выводами метафизики, получившими, следовательно, свое оправдание пред разумом. Но религия как таковая … имеет свой собственный способ непосредственно, интуитивно получать нужные для нее истины. И этот способ интуитивного знания (если только здесь применимо слово «знание», неразрывно связанное с дискурсивным мышлением и, следовательно, с доказательствами и доказуемостью) называется верою. Вера есть способ знания без доказательств, уповаемых извещение, вещей обличение невидимых, по превосходной характеристике ее у ап. Павла. Бесспорность, несомненность тех положений, которые как предмет доказательства обладают всей спорностью и шаткостью, свойственной Нашему знанию, составляет отличительные черты всех религиозных истин (независимо от того, с теистической или атеистической религией мы имеем дело), …

Благодаря указанным особенностям, круг доступного вере шире, чем круг доступного дискурсивному мышлению; верить можно даже в то, что не только вполне недоказуемо, но и не может быть сделано вполне понятным разуму, и эта область собственно и составляет специальное достояние веры. Рассматривая дело исключительно с формальной стороны, мы должны, следовательно, сказать, что те знания (как ни мало, повторяю, подходит здесь это слово), которые дает вера, богаче и шире тех, которые дает опытная наука и метафизика: если метафизика раскрывает границы опытного знания, то вера уничтожает границы умопостигаемого. …

Итак, человек не может удовлетвориться одной точной наукой, какой думал ограничить его позитивизм; потребности метафизики и религии неустранимы и никогда не устранялись из жизни человека. Точное знание, метафизика и религия должны находиться в некотором гармоническом отношении между собою, установление такой гармонии и составляет задачу философии каждого времени. …

Проблема «Общего дела» Η. Ф. Федорова

Проблема Федорова — переход из этого мира в потусторонний не при Божеском посредничестве, а путем эволюции. Опыт духовного мира совершенно игнорируется в его философии.

Федоров полагал, что в результате духовной зрелости и овладения природой человечество достигнет такого состояния, при которым все станут действительными детьми Божьими. Воля человечества и воля Божья встретятся. Бог и человек встретятся как бы в туннеле, в котором они с двух разных сторон прорывали навстречу друг другу ход. Проблема Федорова — переход из этого мира в потусторонний не при Божеском посредничестве, а путем эволюции. Мысли его о 'воскресении' натуралистичны и в конце концов сводятся к мысли об овладении человеческим телом, но тайна человеческого существа, связь тела и духа, опыт духовного мира, божественное воспитание за гробом, необходимое для воскресения, все это совершенно игнорируется в его философии.

Созревание истории и есть прогресс

Царское служение Христа ещё не закончено. Царствие Божие хотя и внутри нас есть, но еще не пришло.

Есть одно общее догматическое основание, почему мы не можем устранить прогресс, как одно из предусловий эсхатологии — это вопрос о царском служении Христа, которое не закончено, потому что царствие Божие хотя и внутри нас есть, но еще не пришло. Об этом пришествии говорится в Апокалипсисе, как о длительном процессе, когда Сын все передаст Отцу. Между человеческой историей и эсхатологическим свершением есть положительная связь — полнота времен и сроков есть предусловие эсхатологического свершения.

Конец всемирной истории наступить тогда, когда история созреет для своего конца. Созревание истории и есть прогресс.

Прогресс — есть история человечества, некоторое историческое свершение, чередование эпох и событий. Апокалипсис и есть символическое изображение „прогресса“, как человеческой истории, понятой, как история Церкви, как история Христова человечества. Первым свойством этой истории является ее связанность со временем — она совершается во времени. Другое свойство человеческой истории есть трагизм, выражающийся в столкновениях и борьбе. В истории происходит столкновение сил отрицательных и положительных, в этом столкновении действуют человек, зверь, лжепророк, Христос, мученики и ангелы. Исторический процесс трагичен потому, что полнота его не есть идиллия и рай на земле, а конец всемирной истории. Это не внешний конец, а внутренний: он наступить тогда, когда история созреет для своего конца. Созревание истории и есть прогресс.

См. также

Ссылки

Литература

       
     
        Чтобы эти исследования продолжались,
пожалуйста, поддержите нас.
       
       
       
Контактная информация     © 2012—2021    1260.org     Отказ от ответственности