Жена, облеченная в солнце
  Home  
Свящ. Писание     ru     en  
       
 
 
Главная
+ Категории
+ Явления
Ла-Салетт
Фатима
Борен
Хеде
Гарабандал
Зейтун
Акита
Меллерей
Меджугорье
История
Апостасия
Коммунизм
1000 лет
Библия
Богородица
Толкования
Молитва
Розарий
Обожение
Сердце
Жертва
Церковь
Общество
Природа
Персоналии
Тексты
Статьи
Указатель
Ссылки
Литература
email
 
Мейендорф, Иоанн Церковь. Персоналии Шмеман, Александр

Протопр. Фома Хопко

Фома́ Ива́нович Хо́пко (Томас Джон Хопко, англ. Thomas John Hopko) — протопресвитер и богослов Православной церкви в Америке.

Рождение: 28 марта 1939; Эндикотт, Брум, Нью-Йорк, США
Смерть: 18 марта 2015 (75 лет); Wexford, Аллегейни, Пенсильвания, США

Святая Троица

… есть только один Бог, потому что есть только один Отец. (рус.)
… there is only one God because there is only one Father. (en.)

Прежде всего, это учение Церкви и ее глубочайший опыт в том, что есть только один Бог, потому что есть только один Отец.

В Библии термин «Бог» за очень немногими исключениями используется в основном как имя Отца. Таким образом, Сын — это «Сын Божий», а Дух — это «Дух Божий». Сын рождается от Отца, и Дух исходит от Отца — оба в том же самом безвременном и вечном действии собственного существа Отца.

С этой точки зрения Сын и Дух едины с Богом и никоим образом не отделены от Него. Таким образом, Божественное Единство состоит из Отца с Его Сыном и Его Духом, отличными от Него Самого и, тем не менее, совершенно соединенными вместе в Нем.

Оригинальный текст (англ.)

First of all, it is the Church’s teaching and its deepest experience that there is only one God because there is only one Father.

In the Bible the term “God” with very few exceptions is used primarily as a name for the Father. Thus, the Son is the “Son of God,” and the Spirit is the “Spirit of God.” The Son is born from the Father, and the Spirit proceeds from the Father—both in the same timeless and eternal action of the Father’s own being.

In this view, the Son and the Spirit are both one with God and in no way separated from Him. Thus, the Divine Unity consists of the Father, with His Son and His Spirit distinct from Himself and yet perfectly united together in Him.

«Единый Бог» тринитарного богословия

Неправильный вывод. Прот. Фома Хопко:
“ … Единый Бог, в Которого мы верим, строго говоря, не есть Святая Троица. Единый Бог есть Бог-Отец.” (рус.)
“ … the one God, in Whom we believe, strictly speaking, is not the Holy Trinity. The one God is God the Father.” (en.)

Теперь здесь мы должны увидеть очень важный момент для тринитарного богословия, а именно то, что в Библии, в Писании, а затем, в символах веры, и особенно в Никео-Константинопольском символе веры, который стал кредообразующим утверждением для древнего Христианства и остается крещальным, литургическим символом веры для восточных православных церквей и большинства христианских церквей по сей день, как оно было сформулировано, сведено воедино и получено от первых двух Вселенских соборов (Никейского в 325 г. и Константинопольского в 381 г.) — то есть в этом символе веры и как он провозглашается в литургических молитвах — и, конечно же, в литургической молитве анафора (слово, означающее «вознесение» или «приношение», которое является техническим термином для евхаристической молитвы, евхаристического канона, где хлеб и вино, просфора сначала возносится и приносится Богу, когда мы возносим сердца, обращаем их к Нему, когда вспоминаем о спасительном действии Христа на святом евхаристическом служении) — в Библии, в Символах веры и в Литургии очень важно, действительно критически важно отметить, и утвердить, и помнить, что единый Бог, в Которого мы верим, строго говоря, не есть Святая Троица. Единый Бог есть Бог Отец. В Библии единый Бог — это Отец Иисуса Христа. Он есть Бог, Который посылает в мир Сына Своего Единородного, а Иисус Христос есть Сын Божий. Тогда, конечно, параллельным образом Дух, Святой Дух есть Дух Божий, таким образом Святой Дух, будучи Духом Божьим, есть, следовательно, и Дух Христа, Мессии, потому что Христос есть Сын Божий, на которого Бог Отец посылает и утверждает Свой Святой Дух.

Оригинальный текст (англ.)

Now here we have to see a very important point for Trinitarian theology, and that is that in the Bible, in the Scriptures, and then, therefore, in the creeds—and particularly the Nicene-Constantinopolitan Creed, which became the credal statement for ancient Christianity and remains the baptismal, liturgical creed for Eastern Orthodox churches and most Christian churches to this very day, as it was formulated and put together and received from the first two Ecumenical Councils (Nicaea in 325 and Constantinople in 381)—that [is] in this creed and as it is proclaimed in liturgical prayers—and certainly in the liturgical prayer, the anaphora (which is a word that means “raising up” or “offering up,” which is a technical term for the Eucharistic prayer, the Eucharistic canon, where the bread and wine, the prosphora, are first elevated and offered to God as we lift up our hearts and have our hearts on high when we remember the saving activity of Christ at the holy Eucharistic service)—in the Bible, in the creeds, and in the Liturgy, it’s very important, really critically important, to note and to affirm and to remember that the one God in whom we believe, strictly speaking, is not the Holy Trinity. The one God is God the Father. In the Bible, the one God is the Father of Jesus Christ. He is God who sends his only-begotten Son into the world, and Jesus Christ is the Son of God. Then, of course, in a parallel manner, the Spirit, the Holy Spirit, is the Spirit of God, that the Holy Spirit, being the Spirit of God, is therefore also the Spirit of Christ, the Messiah, because the Christ is the Son of God, upon whom God the Father sends and affirms his Holy Spirit.

Fr. Thomas Hopko
037 The Holy Trinity
11:26—13:42
Transcript

Божественный Сын Божий в человеческой плоти

Правильное утверждение:
“Церковь исповедует, что Мария является Богородицей.”

Неправильный вывод. Прот. Фома Хопко:
“Церковь формально признает, что Марию следует правильно называть Богородицей, что буквально означает «та, которая рождает Бога».” (рус.)
“The Church formally confesses that Mary should properly be called Theotokos, which means literally «the one who gives birth to God».” (en.)

Иисус рожден от Девы Марии, потому что он божественный Сын Божий, Спаситель мира. Это формальное учение Православной Церкви о том, что Иисус не «простой человек», как и все другие люди. Он действительно настоящий человек, цельный и совершенный человек с человеческим разумом, душой и телом. Но он человек, которым стал Сын и Слово Божие. Таким образом, Церковь формально исповедует, что Марию следует правильно называть Богородицей, что буквально означает «та, которая рождает Бога». Ибо рожденный от Марии есть, как поет Православная Церковь на Рождество: «…тот, кто от века есть Бог».

Дева днесь Пресущественнаго раждает, И земля вертеп Неприступному приносит; Ангели с пастырьми славословят, Волсви же со звездою путешествуют, Нас бо ради родися Отроча младо, превечный Бог. (Кондак Рождества Христова)

Иисус из Назарета есть Бог, или, точнее, божественный Сын Божий в человеческой плоти. Он настоящий человек во всех смыслах. Он был рожден. Он вырос в послушании родителей. Он преуспевал в премудрости и возрасте (Лк. 2:51–52). Он имел семейную жизнь с «братьями» (Мк. 3:31–34), которые, согласно православному учению, не были детьми, рожденными от Марии, исповедуемой «Приснодевой», а были либо двоюродными братьями, либо детьми Иосифа.

Оригинальный текст (англ.)

Jesus is born from the Virgin Mary because he is the divine Son of God, the Saviour of the world. It is the formal teaching of the Orthodox Church that Jesus is not a “mere man” like all other men. He is indeed a real man, a whole and perfectly complete man with a human mind, soul and body. But he is the man which the Son and Word of God has become. Thus, the Church formally confesses that Mary should properly be called Theotokos, which means literally “the one who gives birth to God.” For the one born of Mary is, as the Orthodox Church sings at Christmas: “… he who from all eternity is God.”

Today the Virgin gives birth to the Transcendent One, and the earth offers a cave to the Unapproachable One! Angels, with shepherds, glorify Him! The wise men journey with the star! Since for our sake the eternal God was born as a little child! (Kontakion of the Nativity)

Jesus of Nazareth is God, or, more accurately, the divine Son of God in human flesh. He is a true man in every way. He was born. He grew up in obedience to his parents. He increased in wisdom and stature (Lk 2.51–52). He had a family life with “brethren” (Mk 3.31–34), who according to Orthodox doctrine were not children born of Mary who is confessed as “ever-virgin,” but were either cousins or children of Joseph.

Protopresbyter Thomas Hopko
The Orthodox Faith
Incarnation

Есть «один Бог, Кто есть Отец»

Неправильные выводы. Прот. Фома Хопко:

“ … другое ужасное заблуждение … это когда люди говорят: есть «один Бог, Который есть Святая Троица», есть «Тот, Кто есть Троица».” (рус.)
“ … the other terrible error … is where people say: there is «one God Who is the Holy Trinity», there is «He Who Is the Trinity».” (en.)

“ … мы, православные христиане … никогда не должны говорить: есть «один Бог, Который есть Святая Троица». Есть «один Бог, Который есть Отец».” (рус.)
“ … we Orthodox Christians … can never say: there is «one God Who is the Holy Trinity». There is «one God Who is the Father».” (en.)

С другой стороны, есть еще одно ужасное заблуждение, и другое ужасное заблуждение, называемое обычно модализмом в технической теологической терминологии, это когда говорят: есть «один Бог, Который есть Святая Троица», есть «Тот, Кто есть Троица». И мы, православные христиане, следуя Писанию, и символам веры, и богослужебным молитвам, никогда не можем сказать: «един Бог, Который есть Святая Троица». Есть «один Бог-Отец». И этот Единый Бог, Который есть Отец, имеет с Собой вечно, Кого Он рождает безвременно прежде всех веков, Сына Своего Единородного — Который есть и Логос Его, Слово Его, а также Хохма Его, София Его, Премудрость Его, также Эйкона Его, Его Икона, Его Образ.

Но эта Премудрость и Слово, и Образ, и Образ Божий божественен с той же самой божественностью, что и Бог, Единый Истинный и Живой Бог, потому что «Он есть Тот, Кто Он есть», а Его есть другой Кто от Отца. Есть три Кто. Есть Тот, Кто есть Отец, Тот, Кто есть Сын, и Тот, Кто есть Святой Дух. Эти три Кто называются тремя Лицами или тремя Ипостасями. Вероятно, термин «ипостасии» является лучшим термином, потому что он означает три проявления божественной жизни в совершенном и полном единстве. Но важно помнить, что единый Бог — это Отец Иисуса. Иисус есть Сын Божий. Как сказано в Никейском символе веры: «Он есть Бог от Бога, истинный Бог от истинного Бога». Здесь христиане сказали бы и настаивали на том, что единый Бог и Отец от вечности имеет с Собой Своего Сына.

Оригинальный текст (англ.)

On the other hand, there is another terrible error, and the other terrible error, usually called Modalism in technical theological terminology, is where people say: there is «one God Who is the Holy Trinity», there is «He Who Is the Trinity». And we Orthodox Christians, following scripture, and the creedal statements, and the liturgical prayers, can never say: there is «one God Who is the Holy Trinity». There is «one God Who is the Father». And this one God Who is the Father has with Him eternally, Whom He begets timelessly before all ages, His only-begotten Son — Who is also His Logos, His Word, and also His Chokhmah, His Sophia, His Wisdom, also His Eikona, His Ikon, His Image.

But this Wisdom and Word and Image and Ikon of God is divine with the very same divinity as God, the One True and Living God, because «He is Who He is», and His is another Who from the Father. There are three Whos. There is He Who is the Father, He Who is the Son, and He Who is the Holy Spirit. Those three Whos are called the three Persons or three Hypostases. Probably the term «hypostases» is a better term, because it means three instances of divine life in a perfect and total unity. But it is important to remember that the one God is the Father of Jesus. Jesus is the Son of God. As the Nicene Creed said, “He is God from God, true God from true God”. Here the Christians would say and insist that the one God and Father, from all eternity, has with Him His Son.

Fr. Thomas Hopko
037 The Holy Trinity
15:41—17:26
Transcript

Арианство об абсолютном едином Боге

Ариане утверждают, что Отец есть единый, истинный, абсолютный Бог, — Сын есть второй Бог по воле Отца…

По мнению ариан, для того, чтобы можно было соединить единство Бога с троичностью лиц в Нем, нужно принять одно из двух:
или разделить Божескую сущность на три части, и таким образом признать трех богов одной и той же сущности, а потому и вполне равных по своему достоинству, —
или же уничтожить самостоятельное ипостасное бытие Сына и Духа, признав их только силами или формами откровения Отца.

Чтобы кратко охарактеризовать богословское направление в этой полемике православных и ариан, достаточно указать только на различную постановку ими исходного вопроса. В то время как православные ставили вопрос, — нужно ли мыслить в Боге три действительных Лица, при нераздельном единстве Божественной сущности, и отвечали на этот вопрос категорическим утверждением, — ариане спрашивали: можно ли мыслить троичность Божеских Лиц, при нераздельном единстве Их сущности, — и отвечали: нет, нельзя. По мнению ариан, для того, чтобы можно было соединить единство Бога с троичностью лиц в Нем, нужно принять одно из двух: или разделить Божескую сущность на три части, и таким образом признать трех богов одной и той же сущности, а потому и вполне равных по своему достоинству, — или же уничтожить самостоятельное ипостасное бытие Сына и Духа, признав их только силами или формами откровения Отца; но то и другое понимание догмата было одинаково неправильно. Первое составляло тритеизм, и таким образом низводило христианство на ступень языческого многобожия, — второе вело к монархианизму, и таким образом уничтожало самый существенный и характерный пункт христианского вероучения. Избегая обеих этих крайностей, ариане соединили их в одну, и из этой смеси составили свое особое понимание догмата о Св. Троице. Из монархианизма они взяли себе идею абсолютно единого Бога, из тритеизма — учение о трех отдельных богах, и таким образом получилось следующее учение: Отец есть единый, истинный, абсолютный Бог, — Сын есть второй Бог по воле Отца, а Дух Святый просто только высшая сущность, сотворенная Сыном, как и все другие сущности.

В арианстве Сын Божий считается «богом с маленькой буквы».

Такое построение очень симпатично и приемлемо массе интеллигентного и служилого язычества, влекомого политикой и государственной службой в лоно Церкви.

С арианской догматикой христианство становится ещё одной монотеистической религией.

… невольное и случайное соответствие арианской доктрины, низводившей иррациональную христианскую триадологию к упрощенному математическому монотеизму, механически соединенному с политеизмом, поскольку Сын Божий считался «богом с маленькой буквы». Такое построение было очень симпатично и приемлемо массе интеллигентного и служилого язычества, влекомого политикой и государственной службой в лоно Церкви, принятой императором. Монотеизм в этой массе, разделявшей идею и почитание Единого Бога под именем «Summus Deus», был очень популярен, но он был полурационалистичен и чужд христианской Троичности Лиц в Божестве. Так, подольщаясь ко вкусам языческого общества через арианские формулы, Церковь могла бы предать всю свою христологию и сотериологию. …

Вопрос заострялся до формулы «быть или не быть?» не в смысле исторического бытия и роста христианства, а в смысле качественном: в смысле возможной неприметной для масс подмены самой сути христианства как религии искупления. Может быть, было бы и проще и успешнее преподносить массе христианство как религию моралистическую. На это упрощение и рационализирование христианства как раз и соскользнуло арианство. С арианской догматикой христианство, может быть, и не теряло бы своего пафоса, как религия евангельского братолюбия, аскезы и молитвенного подвига. По благочестию оно конкурировало бы и с иудаизмом, и с исламом. Но все это был бы субъективный морализм, как и в других монотеистических религиях. Для такой рациональной, натуральной религиозности достаточно было бы и Синайского Божественного откровения, и уж совсем лишне и даже бессмысленно было бы чудо Боговоплощения.

Карташев А.В.
Вселенские соборы
I Вселенский Собор в Никее 325 г.

См. также

Ссылки

Литература

       
     
        Чтобы эти исследования продолжались,
пожалуйста, поддержите нас.
       
       
       
Контактная информация     © 2012—2024    1260.org     Отказ от ответственности