Жена, облеченная в солнце
  Home  
Свящ. Писание     ru     en  
       
 
 
Главная
+ Категории
+ Явления
Ла-Салетт
Фатима
Борен
Хеде
Гарабандал
Зейтун
Акита
Меллерей
Меджугорье
История
Апостасия
Коммунизм
1000 лет
Библия
Богородица
Толкования
Молитва
Розарий
Обожение
Сердце
Жертва
Церковь
Общество
Природа
Персоналии
Тексты
Статьи
Указатель
Ссылки
Литература
email
 
Булгаков. Единый Бог Категория: Обожение Соловьёв. Абсолютный Субъект

Бог. Троица. Единый истинный Бог
По работам Владимира Соловьева

Бог есть сущий

Бог есть сущий, т. е. Ему принадлежит бытие, Он обладает бытием. Но нельзя быть просто, только быть: утверждение — я есмь или это есть — необходимо вызывает вопрос, что есмь или есть? Бытие вообще обозначает очевидно лишь отвлеченное понятие, действительное же бытие необходимо требует не только известного сущего как субъекта, о котором говорится, что он есть, но также и известного предметного содержания, или сущности, как сказуемого, отвечающего на вопрос: что есть этот субъект или что он собою представляет?

Таким образом, если грамматически глагол «быть» составляет лишь связь подлежащего со сказуемым, то в соответствии этому и логически бытие может быть мыслимо лишь как отношение сущего к его объективной сущности, или содержанию, — отношение, в котором он так или иначе утверждает, полагает или проявляет это свое содержание, эту свою сущность.[1] В самом деле, если бы мы предположили существо, которое никаким образом не утверждает и не полагает никакого объективного содержания, не представляет собою ничего, не является ничем ни в себе и для себя, ни для другого, то мы не имели бы логического права признать самое бытие такого существа, так как за отсутствием всякого действительного содержания бытие становилось бы здесь пустым словом, под которым ничего бы не разумелось или которым ничего бы не утверждалось, и единственным ответом на вопрос: что есть это существо? — было бы здесь: ничто.[2]


[1] Этому не противоречат те выражения, в которых глагол быть сам, по-видимому, играет роль сказуемого, именно когда утверждается простое существование чего-нибудь. Дело в том, что это есть лишь способ выражения для отвлекающей мысли, причем вовсе и не имеется в виду выражать полную истину предмета. Так, например, если я скажу просто: дьявол есть или есть дьявол, то хотя здесь и не говорю, что такое есть дьявол, но вместе с тем не хочу сказать и того, чтобы он не был чем-нибудь, я здесь никак не предполагаю, чтобы он только был или был только сущим, субъектом без всякого объективного качественного определения, безо всякой сущности или содержания, — я здесь только не останавливаюсь на вопросе об этой сущности или содержании, ограничиваясь указанием лишь на самое существование этого субъекта. Таким образом, подобные выражения представляют лишь опущение настоящего сказуемого, а никак не отрицание его или отождествление с простым бытием.
[2] В этом заключается глубоко верный смысл знаменитого Гегелева парадокса, которым начинается его «Логика», именно, что бытие, как такое, т. е. чистое, пустое бытие, тождественно со своим противоположным, или есть ничто.

Бытие Божие есть положение своего содержания

Если, таким образом, Бог как сущий не может представлять только бытие вообще, так как это значило бы, что Он есть ничто (в отрицательном смысле) или просто, что Его нет совсем, и если, с другой стороны, Бог как абсолютное не может быть только чем-нибудь, не может ограничиваться каким-нибудь частным определенным содержанием, — то единственным возможным ответом на вопрос: что есть Бог, является уже известный нам, именно, что Бог есть все, т. е. что все в положительном смысле или единство всех составляет собственное содержание, предмет или объективную сущность Бога, и что бытие, действительное бытие Божие есть утверждение или положение этого содержания, этой сущности, а в ней и самого полагающего, или сущего. Логическая необходимость такого положения очевидна. Если бы божественная сущность не была всеединою, не заключала в себе всего, то, следовательно, что-нибудь могло бы быть существенно вне Бога, но в таком случае Бог ограничивался бы этим внешним для него бытием, не был бы абсолютным, т. е. не был бы Богом. Таким образом, утверждением всеединства Божия устраняется дуализм, ведущий к атеизму. С другой стороны, это же утверждение, полагая в Боге всю полноту или целость всякого бытия как его вечную сущность, не имеет ни побуждения, ни логической возможности связывать божественное существо с частною условною действительностью этого природного мира; следовательно, этим утверждением устраняется натуралистический пантеизм, который под всем разумеет не вечную полноту божественного бытия, а только совокупность природных явлений, единство которых и называет Богом. Наконец, как мы сейчас увидим, это же наше утверждение Бога как всеединого устраняет и идеалистический пантеизм, отождествляющий Бога как сущего с его объективною идеей.

Связь Абсолютного субъекта с его сущностью

Существо как субъект тремя различными способами связывается со своим объективным содержанием или сущностью:

1) оно обладает этим содержанием в силу самого факта своего существования, как реальностью в себе, во внутренней своей сущности;

2) этот субъект обладает им в своем собственном действии, которое есть проявление этой сущности;

3) он обладает этой сущностью в чувстве или в наслаждении своим бытием и своим действием, в том возвращении к самому себе, которое исходит из существования, явленного в действии.

… Ход рассуждение Соловьева в общем таков. —

Когда мы утверждаем существование какого-либо живого существа, мы необходимо приписываем ему единство, ибо речь идет о едином существе; далее, мы приписываем ему двойственность ибо мы не можем утверждать, что данное существо есть, не утверждая в то же время, что оно есть нечто, т.-е. что оно обладает определенной предметностью, определенным объективным содержанием. Всякое существо есть, во-первых, реальный субъект и, во-вторых, обладает объективной сущностью или идеей. Наконец, в живом существе есть тройственность. Существо как субъект тремя различными способами связывается со своим объективным содержанием или сущностью: во-первых, оно обладает этим содержанием в силу самого факта своего существования, как реальностью в себе, во внутренней своей сущности; во-вторых, этот субъект обладает им в своем собственном действии, которое есть необходимое проявление этой сущности; в-третьих, он обладает этой сущностью в чувстве или в наслаждении своим бытием и своим действием, в том возвращении к самому себе, которое исходит из существования, явленного в действии.[1] Соловьев знает, что это — та самая троичность, которую уже блаженный Августин находил в нашем духе: я есмь, я знаю о себе и я хочу себя; каждый из этих трех основных актов духа органически восполняется двумя другими и таким образом дух есть триединое бытие.[2]


[1] La Trinité divine rationnellement déduite de l’idée de l’être. 205-206.
[2] Чтение о богочеловечестве, 93-94.

В конечных существах эти три модуса или способа бытия не могут являться во всей своей чистоте и полноте: ибо всякое конечное существо зависит от других существ, определяется не только самим собой, но и другими: конечное существо не существует первоначально в самом себе, определяется к действию не исключительно самим собою; поэтому оно не может вполне возвратиться к самому себе и всегда нуждается в восполнении извне. Иными словами, конечное существо не заключает в себе самом смысла своего существования: чтобы окончательно объяснить или оправдать факт этого существования, надо связать его с Безусловным или с Богом.

Но, по Соловьеву, раз мы утверждаем, что Безусловное или Бог существует, мы необходимо должны приписать Ему три необходимых способа существования совершенного существа. Раз подлинное существование, действие и наслаждение сами в себе суть безусловно положительные свойства, — Безусловное Существо не может не обладать ими. Если оно есть, то, разумеется, оно есть не как абстракция нашего ума, а как Сущий, если оно обладает действительностью, то, разумеется, не действительностью мертвой и инертной: как Существо, Оно проявляется в действии; наконец, если Оно действует, то не в качестве слепой силы, но как сила сознательная, чувствующая свое существование и наслаждающаяся своим проявлением. Если бы Бог был лишен этих свойств, он был бы не Богом, а низшим по своей природе существом, меньше человека.

Но именно потому, что Бог — Существо безусловное и высшее, Ему следует приписывать три основные модуса совершенного бытия только в том, что в них есть существенного и положительного. Из понятия безусловного должно быть устранено все то, что вытекает не из самого понятие существа, а из понятия существа конечного, обусловленного.

Трубецкой Е.Н.
Миросозерцание Вл. С. Соловьева. т. I
ГЛАВА VIII. Метафизика — Учение об Абсолютном
VII. Учение о св. Троице

См. также

Ссылки

Литература

       
     
        Чтобы эти исследования продолжались,
пожалуйста, поддержите нас.
       
       
       
Контактная информация     © 2012—2021    1260.org     Отказ от ответственности